Тема:

Brexit 2 суток назад

Brexit: Мэй попала в ловушку

Как это может быть, что премьер-министр Тереза Мэй потерпела, как сказали в Лондоне, катастрофическое поражение с перевесом в 230 голосов парламент не принял ее проект соглашения о порядке выхода Британии из ЕС), а потом она же победила, когда оппозиция поставила на голосование вопрос о доверии ее правительству? Дадим слово "пересмешникам".

Популярная в Интернете картинка: ЕС дал добро на выход британского кота, а он, когда дверь открылась, сел себе в створке и ждет. Еще одна картинка: глава британского государства, хоть и наблюдает за всем со стороны, — в ужасе. Есть от чего.

Итак, остающиеся в Евросоюзе видят, чего Лондон не хочет, но не могут уразуметь, чего он хочет. Британский избиратель — здесь все не менее занятно. С одной стороны, на референдуме небольшое, но зримое большинство проголосовало за то, чтобы выйти из ЕС. Но тот же народ избрал парламент, где в большинстве — те депутаты, кто за то, чтобы остаться. А по опросам, пройди референдум сегодня, за то, чтобы остаться, было бы и большинство народа. Но проводить повторный референдум – значит, выставить себя в непонятно каком свете. Мы посмотрим на вообще другую сторону.

Остров Великобритания и прилегающий европейский континент: Франция, Бельгия, Нидерланды. Вопрос: когда в проливе шторм, то это Британия отделена от Европы или Европа от Британии? Ну, да ладно, это — фигура речи.

А вот что это за пролив? Россия — страна на континенте, поэтому на российских картах этот пролив — то, как его называют французы, — Ла-Манш. А самое узкое место — Па-де-Кале: по названию города Кале на французском побережье.

А на британских картах? "Ла-Манш" звучит как "Английский канал". А самое узкое место — Дуврский пролив — по названию английского города Дувр. Именно в этом месте во Вторую мировую войну друг на друга смотрели из Европы немцы, которые тогда оккупировали Францию, а из Англии — британцы.

Точнее, британцы смотрели с меловых скал, которые коллективно называются Белые утесы Дувра. Так же называется и знаменитая английская песня военных лет, аналог советской "Темной ночи".

Именно над этими утесами во Вторую мировую войну шла битва за Британию — сражения истребителей-англичан с немецкими-истребителями и бомбардировщиками, которые пытались смести Лондон и Бирмингем, Ливерпуль и Манчестер. События вроде бы такие далекие, но их стали вспоминать опять.

Вторая мировая война давно закончилась, но ведь никто не изменил географию. Городок Фолкстон, откуда раньше ходили паромы во Францию. Как и все британские города вдоль побережья Ла-Манша, он прижат к морю. Узенькая полосочка земли между скалами и кромкой воды. И вот в этом заключается одна из главных страшилок нынешней битвы за Британию.

В Британии нет выездного пограничного контроля, а, собираясь на континент, в ЕС, не проходишь и таможню. Но если страна выйдет из ЕС без соглашения, то таможня появится. И тогда все эти десятки тысяч машин, грузовиков и людей, которые ежедневно пересекают Ла-Манш, превратят всю Юго-Восточную Англию в одну большую пробку. Но на борту одного из таких паромов, где недавно оказались наши коллеги из ВВС, на удивление - если и паникуют, то отнюдь не все.

Вот и в парламенте против плана Терезы Мэй (возможно, и плохого, но единственного) голосовали и те, кто хочет, чтобы и после "развода" Британия и ЕС входили в общую таможенную зону (без пробок на границе), и те, кто считает, что это хорошо, если уже 29 марта Британия выйдет из ЕС безо всякого соглашения, — мол, сначала, наверное, и будут пробки, но зато какие потом появятся возможности!

"Давайте запустим двигатели, прекратим колебаться и сметем с нашего пути последний заслон со стороны Брюсселя на пути к глобальной Британии", — заявил Борис Джонсон, член Палаты общин парламента Соединенного Королевства.

"Глобальная Британия" — это та Британия, которая сама может заключать соглашения о свободной торговле.

Неподалеку от Дувра — маяк, который в теории показывает путь и другим отдельно взятым европейским странам. Пойдет ли остальная Европа на британский маяк — вопрос спорный.

Смотрите, что происходит в Ла-Манше. Два парома: один приходит в Англию из Франции, другой уходит во Францию. Интересно, который час на борту? По Москве — без пятнадцати шесть вечера. Значит, в Англии без пятнадцати три. А в Кале на башне без пятнадцати два. Кстати, интересно, почему разное время в Англии и Франции? Смотрят ведь друг на друга.

Обычная версия - чтобы фермерам в Шотландии было удобнее просыпаться для дойки коров. Но еще важнее, когда в Европе биржи уже закрыты, у Лондона — лишний час на торговлю с Америкой.

А что там с Америкой? Недавно все видели, как из-за shutdown в Штатах президент Трамп потчевал гостей Белого дома фаст-фудом. Этого добра и в Британии, и везде уже полным-полно. Но что, если в режим свободной торговли американцы потребуют внести и свои генетически модифицированные продукты?

Газета Financial Times напомнила: что касается других кандидатов в "свободные торговцы" с отдельно взятой Британией, то, например, "у Индии будут специфические требования, трудные для Британии. Особенно — облегчение визового режима для граждан Индии. Это будет трудно "продать" тем, кто голосовал за Brexit".

В Пекине вряд ли простят недавний проход корабля и королевских ВМС "Альбиона" про спорным водам в Южно-Китайском море. А что же касается России...

Когда в Палате общин шли дебаты уже о доверии правительству, то было понятно: даже те консерваторы, кто против плана Терезы Мэй, еще больше не хотят, чтобы премьером стал лидер лейбористов Джереми Корбин. Ему в вину ставили и желание избавиться от ядерного арсенала, и (раньше такого в стенах парламента не звучало) пособничество Путину, пусть даже в Москве четко заявили: Brexit — дело Британии, а Москву беспокоит лишь то, как он отразится на ЕС, который остается крупнейшим коллективным торговым партнером России.

"Постоянно кто-то говорит и пишет, что Россия потирает руки и злорадствует. Ничего подобного. Мы всегда говорили — еще задолго до того, как идея Brexit обрела какие-то очертания — что в наших интересах — единый, сильный и, главное, самостоятельный Евросоюз", — заявил глава российского МИД Сергей Лавров.

Вернемся к пассажирам парома. "Я бы хотел видеть нас великой державой за пределами Евросоюза. Какими мы были когда-то. Ожидания того, что мы вернемся во времена империи, пошли ко дну. Все кончено", — говорят его пассажиры.

Эти очень крутые скалы на английском побережье Ла-Манша являлись главной гарантией, почему на десант в Англию не решились ни Наполеон, ни Гитлер. Последнее успешное вторжение сюда — 1066 год. Вильгельм Завоеватель. XI век. Он пришел из Франции. Но нас сегодня интересуют земли, расположенные чуть подальше по Ла-Маншу, — Нидерланды. Вот поистине самая близкая страна к Британии.

Действительно, в генах англичан, жителей таких прибрежных графств, как Норфолк или Суффолк, больше не французского, а голландского. И это взявший английский престол король (голландец-протестант) Вильгельм Оранский окончательно сделал Англию страной, отличной от ближайших соседей.

Выдержка прогноза московского аналитического центра "Евразийский контур", основанного на заявлениях правых голландских политиков: "В ближайшие пять лет в Нидерландах пройдет референдум по евро или границам, который разрушит ЕС. Не исключено, что Голландия станет играть в ЕС роль, которая прежде была за Британией".

Официальная Москва рассуждает так. "Что будет, посмотрим. Естественно, мы будем готовы сотрудничать и с Евросоюзом, и с Великобританией, если все закончится выходом Великобритании из ЕС. Но в каких формах это лучше делать, будем определять, когда поймем, что на самом деле состоялось", — отметил Сергей Лавров.

Но закончится ли все выходом Британии из ЕС?  Проиграв дебаты по сделке с ЕС, но сохранив свой пост, Тереза Мэй осталась в той же ловушке. Но в ЕС уже сказали, что на какие-то существенные уступки не пойдут.  Либо выход из ЕС без соглашения, либо...

Председатель Еврокомиссии Дональд Туск отреагировал так: "Если сделка невозможна, но никто не хочет ее отсутствия, так у кого, наконец, хватит смелости сказать, в чем же заключается единственное позитивное решение?"

Получается, "позитивное решение" — это остаться в ЕС. Но как быть с волей народа на референдуме? Битва за Британию (и за Европу) еще только разворачивается.

Сегодня