Тема:

Нелегалы в Европе 3 суток назад

Европу разрывают противоречия по вопросу мигрантов

В Европе как-то все сыпется. Теряется искренность, а с ней и доверие. Романтика Евросоюза давно в прошлом. Наблюдать крайне интересно и даже поучительно.

4 июля министру внутренних дел Германии Зеехоферу исполнилось 69 лет. Журнал Spiegel выступил по этому поводу ядовито, предложив создавать "для пожилых белых мужчин особые парки развлечений", где они могли бы предаваться любимым занятиям без вреда для окружающих, — нравятся Зеехоферу модельки поездов, вот пусть там и играет в паровозики, пусть там свою желание порулить и реализует, мол, реальная власть в руках таких "диспетчеров" опасна. Они радуются, когда стрелки сходятся, даже если это ведет к лобовому столкновению.

Большая коалиция договорилась по мигрантам. Правительство Меркель пока остается, и Зеехофер передумал уходить с поста министра внутренних дел и лидера ХСС, чем угрожал еще недавно. Поначалу говорили о каких-то закрытых транзитных центрах, куда будут помещать нелегалов на срок до трех месяцев, но теперь уточняют, что по настоянию социал-демократов никаких лагерей не будет: пойманных на границе — в полицейские участки как обычных задержанных.

"Согласно нашей Конституции, мы можем ограничить личную свободу максимум на 48 часов. Это означает, что в течение этого периода, по сути, к концу следующего дня мы должны осуществить перевод задержанного в следующую страну", — пояснила Меркель.

Германия перекроет одну границу — с Австрией — мобильными постами. Если задержанные уже оставили отпечатки пальцев в другой стране Евросоюза, по Дублинским соглашениям, их будут возвращать в страну первичной регистрации, если с этим не понятно, будут отправлять туда, откуда пришли, в Австрию. В особых случаях — переводить в обычные приюты для беженцев. Как все это будет работать не ясно, если и у самих партнеров по коалиции наблюдаются принципиальные противоречия по поводу того, о чем же они договорились.

Социал-демократы раздражены на Зеехофера так же, как раздражены федеральный СМИ: с января по конец мая этого года в Германии выявили 18 024 новых нелегала, при этом через австрийскую границу в Баварию проникли только 4935 человек, в 2015-м было по 10 тысяч в два-три дня. Из-за этого весь цирк? Даром что договорились — планы социал-демократов не сулят ничего хорошего правительству.

Если в тайные планы Зеехофера не входит развал Шенгенской зоны, то он еще может намучаться и без помощи социал-демократов. Меркель пошла министру внутренних дел на уступки, согласившись на пограничный контроль и быструю реадмиссию нелегалов, но Дублинские соглашения по нынешним временами требуют подтверждения готовности их выполнять. Италия, например, не готова. Кто должен ее уламывать? Министр внутренних дел Зеехофер. Пока Меркель страдает от Трампа в Брюсселе, он в Инсбруке попытается найти понимание у коллеги Сальвини. Пустое занятие, по мнению SZ.

SZ смакует, что правые популисты сколько угодно могут демонстрировать единение и общность целей, но, как только вопрос доходит до проявления солидарности, все сразу вспоминают о национальных приоритетах. Собственно, что и произошло с Зеехофером: он сколько угодно мог сепаратно встречаться с Курцем и Орбаном, в конечном итоге никто ему по-братски нагрузку в виде беженцев снимать не будет. Хорошая фраза – финальная: "Национальный интернационал — это само по себе противоречие".

Найти двусторонние решение проблемы мигрантов может оказаться не менее сложно, чем общеевропейское. Недавно в Берлин приезжал премьер-министр Венгрии Орбан — неформальный лидер оппозиции Меркель в Европе. Два политических полюса встретились. Зачем-то.

"У нас очень разные взгляды на вопросы миграции, особенно на проблему распределения мигрантов внутри зоны Шенгена", — заявила Меркель.

"Германия и Венгрия по-разному смотрят на мир, с разных углов смотрят на ситуацию", — подтвердил Орбан.

Проблему никак не облегчает то, что у Германии нет общей границы с Венгрией. Зато она есть у Австрии. И, как сказал австрийский вице-канцлер Штрахе, его страна не будет следовать договоренностям, разработанным в Германии, себе в ущерб: очевидно, принимать нелегалов от немцев без возможности переправить их дальше на юг. Канцлер Курц тоже дал понять, что договариваться с венграми, с итальянцами, с греками он лично не будет: он будет поддерживать Берлин в поиске решения и действовать зеркально.

"Если решение не будет найдено, то Германия и Австрия будут вынуждены предпринять меры по имплементации того, что уже давным-давно должно существовать, — европейского закона", — заявил Курц.

Речь — о возможности перекрытия границ. Закроет Германия — закроет и Австрия. И все остальные позакрывают тоже.

"Австрия объявила о создании транзитных зон на границах с Италией и Словенией. Жесткий министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини сразу же пригрозил перекрыть горный перевал Бреннер, чтобы с севера ему никто не возвращал мигрантов", — пишут австрийские СМИ.

"Если Австрия усилит пограничный контроль, то Словении придется также усилить безопасность на границе с Хорватией, что, в свою очередь, спровоцирует Хорватию усилить свой пограничный контроль", — считает президент Словении Борут Пахор.

Понятно, что результат от этого эффекта "домино" может быть посерьезнее, чем пробки на дорогах в сезон отпусков. Европа как будто-то бы возвращается в осень 2015 года, в ощущение дикого хаоса тех месяцев, и неважно, что никаких толп измученных людей, растянувшихся от Турции до Швеции, уже нет. При этом пережитый опыт заставляет действовать цинично и жестко, обесценивает все разговоры о солидарности.

"Об оси желающих больше речи быть не может. Это ось злодеев, ось произвола, безумия, хаоса и истерики, которая образовалась в Германии и теперь тянется в Австрию и другие части Европы", — пишет пресса.

Кто создал предпосылки к возникновению этой оси? Очевидно, не Зеехофер, очевидно, что Меркель, которая ошибочно посчитала, что Европа достаточно монолитна, экономически и культурно однородна для того, чтобы воспринять ее по-человечески очень нравственный подход к людям, которые нуждаются в помощи. Европа сложнее, и, возможно, ей бы здорово помогли не только "парки для игр пожилых белых мужчин", а еще что-то похожее для "мамочек", которым вне политики не о ком позаботиться.

Пока Меркель удалось сохранить правительство и собственную власть. Внешне единство коалиции восстановлено, но держится оно, в общем-то, на шаткой, исторически скомпрометированной гипотезе о германской исключительности. То, что в Берлин и Мюнхен придумали, — это хорошо, и давайте выполнять. Что случиться, если выполнять не будут или будут, но по-своему? Речь может пойти уже не о политической стабильности Германии, а о существовании Европы без границ.

Сегодня